Подготовленный Минюстом России законопроект о внесении изменений в закон об НКО эксперты назвали «сырым»

0
37

Екатерина Добрикова

Photographee.eu / Shutterstock.com

Основной целью разработчиков документа1, указанной в пояснительной записке к нему, является устранение повторов, пробелов и противоречий между Федеральным законом от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» (далее – закон об НКО) и Гражданским кодексом. В связи с этим, в частности, предлагается из закона об НКО исключить такую организационно-правовую форму как отделение иностранной некоммерческой неправительственной организации. Помимо этого законопроект содержит положения, определяющие компетенцию высшего коллегиального органа некоммерческой организации и требования к ее уставу. «Максимальное количество вопросов, связанных с гражданско-правовым статусом НКО, уже урегулированы в ГК РФ. Повторов быть не должно – нужно исключить дублирование даже там, где оно напрашивается», – заявила заместитель директора Департамента по делам некоммерческих организаций Минюста России Анна Котова в ходе состоявшегося на прошлой неделе в ОП РФ «нулевого чтения» законопроекта. 

Поддержав в целом идею совершенствования законодательства об НКО, эксперты, однако, отметили ряд положений законопроекта, нуждающихся в доработке.

Так, наиболее активную дискуссию вызвало положение, регламентирующее особенности использования НКО средств индивидуализации. Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов подчеркнул, что законопроект в рамках предлагаемой нормы упоминает в том числе эмблемы, печати, штампы, бланки и другие элементы, которые ГК РФ к средствам индивидуализации не относит. При этом важные, по его мнению, вопросы данный документ не решает – речь, в частности, о защите прав НКО на наименование. Действующее законодательство, напомним, предусматривает защиту фирменных наименований исключительно коммерческих организаций (ст. 1473-1474 ГК РФ).

Должна ли некоммерческая организация, осуществляющая в том числе деятельность, приносящую доход (коммерческую деятельность), составлять отчет о движении денежных средств? Ответ на этот и другие практические вопросы – в «Базе знаний службы Правового консалтинга« интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!
Получить доступ

Член Общественной палаты Республики Крым Юрий Штурцев отметил также, что в настоящий момент закон содержит положение, которое хотя и не в полной мере, но защищает интересы НКО, устанавливая исключительно право на использование наименования (п. 1.1 ст. 4 закона об НКО). Законопроект, в свою очередь, предлагает признать этот пункт утратившим силу и дополнить статью фразой, согласно которой НКО используют средства индивидуализации в порядке, установленном ГК РФ. А поскольку, как уже было отмечено, в настоящее время ГК РФ интересы некоммерческих организаций на фирменное наименование не защищает, это, убежден эксперт, лишь ухудшит положение НКО. «Неужели есть какая-то специфика средств индивидуализации у НКО? Может, все-таки нам нужно ставить вопрос о том, чтобы средства индивидуализации были прописаны в ГК РФ для юридических лиц в целом?», – предложил председатель Комиссии ОП РФ по территориальному развитию и местному самоуправлению Андрей Максимов.

Кроме того, Юрий Штурцев добавил, что, предусматривая запрет на использование НКО наименований, схожих до степени смешения с наименованиями госорганов, органов местного самоуправления и других структур, законопроект, не предлагает механизма контроля за этим. «Аналогичное положение уже предусмотрено ст. 28 Федерального закона от 19 мая 1995 г. № 82-ФЗ «Об общественных объединениях», но этот пункт практически не работает, поскольку механизм проверки факта смешения наименований законодателем не продуман», – пояснил он.

То же самое касается использования НКО эмблем и символов. «В законопроекте не определен порядок проверки символики на предмет совпадения с уже существующими эмблемами или символами. НКО в большинстве своем не имеют собственных ресурсов и компетенций для проведения подобной проверки. Включение описания символики в устав без проверки компетентными субъектами может повлечь за собой отказ в государственной регистрации, необходимость переоформления документов и повторной уплаты госпошлины за осуществление регистрационных действий, что повлечет дополнительные издержки для НКО», – обратила внимание эксперт экспертно-аналитического цента при ОП РФ Елена Орлова.

А доцент юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, к. ю. н. Елена Абросимова сочла, что представленный Минюстом России законопроект вводит чрезмерное регулирование вопросов внутреннего управления НКО (например, проект закона подробно определяет компетенцию высшего коллегиального органа, порядок принятия им решения и др.). «Я хочу напомнить, что НКО – это самоуправляемые организации, и излишнее государственное вмешательство в вопросы внутреннего управления я считаю наступлением на основы демократии. НКО должны самостоятельно определять способ управления, называние коллегиального органа и т. д. На сегодняшний момент то, что указано в законопроекте, выстраивает настолько жесткие рамки, что те люди, которые входят в состав органов управления НКО, еще несколько раз подумают, продолжать ли работу в этих условиях. А тенденция такова, что сейчас действительно идет сокращение количества организаций, существующих много лет и объединяющих большое количество людей», – поделилась она.

Елена Орлова выразила сомнение в целесообразности положения, устанавливающего нижний порог уставного капитала НКО. Так, законопроект обязывает НКО, уставом которой предусмотрено осуществление приносящей доход деятельности, иметь достаточное для осуществления такой деятельности имущество, которое должно иметь рыночную стоимость не менее размера, определенного для уставного капитала ООО. Напомним, что в настоящее время аналогичное требование уже содержится в п. 5 ст. 50 ГК РФ, а указанный порог составляет 10 тыс. руб. (п. 1 ст. 14 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»). Вместе с тем данное условие эксперт считает некорректным. «Дело в том, что российское законодательство развивается динамично, к тому же в настоящее время в профессиональном сообществе обсуждают вопрос об увеличении нижнего порога размера уставного капитала ООО. Например, в Концепции развития гражданского законодательства предусмотрена возможность его увеличения и вовсе до 1 млн руб.», – уточнила она. Это, по мнению Орловой, может привести к тому, что при увеличении указанного порога для ООО изменения автоматически затронут и НКО, даже если законодатель такой задачи не ставил. Поэтому она, с одной стороны, подчеркнула возможность существования в законе минимального порога для уставного капитала НКО, но с другой стороны, отметила отсутствие необходимости ставить его в зависимость от порога, установленного для ООО.

Вместе с тем Юрия Штурцева смутило положение документа, предоставляющее уполномоченному органу (ФНС России) право по утверждению перечня документов, необходимых для внесения изменений о юридическом лице в ЕГРЮЛ. «Это неправильно и некорректно, потому что перечень таких документов в силу значимости для регулирования соответствующих отношений должен устанавливаться законом. Уполномоченный орган не может по своему усмотрению менять этот перечень, устанавливать какие-то новые или дополнительные документы, которые не предусмотрены законом», – заявил он. Кроме того, это противоречит действующим нормам, запрещающим регистрирующему органу требовать от соответствующих субъектов каких-либо иных документов, не предусмотренных законом (п. 5.1 ст. 13.1 закона об НКО, п. 4 ст. 9 Федерального закона от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»)».

Представитель Минюста России пообещала, что все высказанные замечания и предложения будут доведены до сведения руководства и приняты к вниманию при дальнейшей работе над законопроектом. 

Источник: garant.ru

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ